Аналоговые машины
Бумажная книга | Код товара 858244
Yakaboo 5/5 5 1 1 рецензий
Автор
Александр Мильштейн
Издательство
Каяла
Серия книг
Современная литература. Поэзия, проза, публицистика
Язык
Русский
Год издания
2018
Количество страниц
248
Иллюстрации
Черно-белые
Формат
145х200 мм

Все о книге  Аналоговые машины

Действие романа «Аналоговые машины» происходит внутри пространственно-временной воронки, разворачивающейся от городка, который последние дни носит название Брежнев до полуострова, который через несколько дней переименуют в Остров Сталин. ​Младший научный сотрудник Вячеслав Сосновский покидает своё прокрустово ложе, похожее на деревянный топчан, стоящий двумя ножками на берегу Чёрного моря и двумя — в НИИ 80-х, и с чемоданами, набитыми не совсем драгоценными камнями, успевает сесть на пассажирский поезд, который едет зигзагообразно, множество раз пересекая границу между Украиной и Россией, пока кривая не вывезет туда, где начнётся похожий на сон во сне триллер, действующими лицами которого станут вечно весёлые и спаянные тайной инфернальные таможенники.
Характеристики
Автор
Александр Мильштейн
Издательство
Каяла
Серия книг
Современная литература. Поэзия, проза, публицистика
Язык
Русский
Год издания
2018
Количество страниц
248
Иллюстрации
Черно-белые
Формат
145х200 мм
Рецензии
  • Наталія Богренцова
    8 августа 2018 г.
    «Как» и «о чем»
    В Аналоговых машинах важно не только то, о чем, но и то как. И тут «как» - это непременное условие понимания «о чем».

    Как

    Текст тянется, как мед, медленным, вязким, густым потоком. Ряды слов составлены из звуковых ассоциаций - аналоговых звуковых рядов. Отдельные слова, порой далекие друг от друга по смыслу, поставленные в один ряд, создают новую логическую конфигурацию, формируют контекст, например: «…оно слетело – как с рощи…белых яблонь, и разлетелись уже не искры, а конфетти, ну да…жар, жах, и молния в облепихе…». Я привела короткую цитату, в книге их множество, длинных и показательных. Есть в тексте определение – философствующий аллитератор – так автор называет «специализацию» главного героя, который пускается в литературные изыскания, но на самом деле, это и есть концепция авторского стиля. Точное определение, не лишенное самоиронии, что делает его еще более изящным.
    Еще одна примечательная, симпатичная особенность Аналоговых машин – повествование представлено в виде «авторской кухни». Читатель как бы наблюдает процесс формирования текста, размышления автора над тем, что, как, каким образом пишется, будет писаться. Автор сам с собой рассуждает, а мы подслушиваем его внутренние диалоги. Эта штука дает ощущение причастности, втаємниченості.
    В книге много пассажей, которые есть аллюзии, парафразы, реминисценции к книгам, фильмам, шуткам-прибауткам, анекдотам, составляющим образный фон времени. Это не надо объяснять, называть, уточнять. Словесное новообразование – аллюзионист, встречающееся в книге, как раз и говорит, что наш автор талантливый иллюзионист аллюзий. Особенность еще в том, что разгадать и прочувствовать эти слово-смысло-ассоциации может только посвященный. Читатель должен быть в меру начитанным, сформироваться в эпоху разгерметизации, на сломе веков двадцатого и нынешнего, как новая интеллектуальная поросль, уже не совковая, но еще и не совсем цифровая.

    О чем

    Источник сюжета лежит, безусловно, в памяти, но это не фактологическое изложение – это фантазии на тему памяти, в которые вплетаются все подобранные по дороге жизни впечатления, краски, оттенки. Герой романа Славик простой, «пересічний» парень, который в период социальной турбулентности почувствовал возможность и желание выхода из вязкого жизненного круга. Выходит и увязает в ином, не менее вязком, порой не безопасном для жизни, болоте перипетий, событий, взаимоотношений. Автор именует героя то просто Славик, то Славик-Славик. Как мне представляется, мы наблюдаем, то просто человека (Славик), то его виртуальную копию (Славик-Славик), которая несет в себе удвоенные переживания, сложности, неурядицы. Он относится к некому слою «лишних людей», как автор его называет - «продукт эпохи распада» (А.М.) Сейчас, на втором десятке нового века, это поколение (кроме тех, кто безвременно сошли с дистанции) уже вырулило на полосу, когда можно делать осмысленные выводы, что и как вышло, а что - нет. Собственно роман - это рефлексия о выживании, о поиске своего места, о выходе из пространственно-временного лабиринта эпохи постсовка –неомиллениума.
Купить - Аналоговые машины
Аналоговые машины
182 грн
Есть в наличии
 

Рецензии  Аналоговые машины

5/5
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
  • Наталія Богренцова
    8 августа 2018 г.
    «Как» и «о чем»
    В Аналоговых машинах важно не только то, о чем, но и то как. И тут «как» - это непременное условие понимания «о чем».

    Как

    Текст тянется, как мед, медленным, вязким, густым потоком. Ряды слов составлены из звуковых ассоциаций - аналоговых звуковых рядов. Отдельные слова, порой далекие друг от друга по смыслу, поставленные в один ряд, создают новую логическую конфигурацию, формируют контекст, например: «…оно слетело – как с рощи…белых яблонь, и разлетелись уже не искры, а конфетти, ну да…жар, жах, и молния в облепихе…». Я привела короткую цитату, в книге их множество, длинных и показательных. Есть в тексте определение – философствующий аллитератор – так автор называет «специализацию» главного героя, который пускается в литературные изыскания, но на самом деле, это и есть концепция авторского стиля. Точное определение, не лишенное самоиронии, что делает его еще более изящным.
    Еще одна примечательная, симпатичная особенность Аналоговых машин – повествование представлено в виде «авторской кухни». Читатель как бы наблюдает процесс формирования текста, размышления автора над тем, что, как, каким образом пишется, будет писаться. Автор сам с собой рассуждает, а мы подслушиваем его внутренние диалоги. Эта штука дает ощущение причастности, втаємниченості.
    В книге много пассажей, которые есть аллюзии, парафразы, реминисценции к книгам, фильмам, шуткам-прибауткам, анекдотам, составляющим образный фон времени. Это не надо объяснять, называть, уточнять. Словесное новообразование – аллюзионист, встречающееся в книге, как раз и говорит, что наш автор талантливый иллюзионист аллюзий. Особенность еще в том, что разгадать и прочувствовать эти слово-смысло-ассоциации может только посвященный. Читатель должен быть в меру начитанным, сформироваться в эпоху разгерметизации, на сломе веков двадцатого и нынешнего, как новая интеллектуальная поросль, уже не совковая, но еще и не совсем цифровая.

    О чем

    Источник сюжета лежит, безусловно, в памяти, но это не фактологическое изложение – это фантазии на тему памяти, в которые вплетаются все подобранные по дороге жизни впечатления, краски, оттенки. Герой романа Славик простой, «пересічний» парень, который в период социальной турбулентности почувствовал возможность и желание выхода из вязкого жизненного круга. Выходит и увязает в ином, не менее вязком, порой не безопасном для жизни, болоте перипетий, событий, взаимоотношений. Автор именует героя то просто Славик, то Славик-Славик. Как мне представляется, мы наблюдаем, то просто человека (Славик), то его виртуальную копию (Славик-Славик), которая несет в себе удвоенные переживания, сложности, неурядицы. Он относится к некому слою «лишних людей», как автор его называет - «продукт эпохи распада» (А.М.) Сейчас, на втором десятке нового века, это поколение (кроме тех, кто безвременно сошли с дистанции) уже вырулило на полосу, когда можно делать осмысленные выводы, что и как вышло, а что - нет. Собственно роман - это рефлексия о выживании, о поиске своего места, о выходе из пространственно-временного лабиринта эпохи постсовка –неомиллениума.
 

Характеристики  Аналоговые машины

Автор
Александр Мильштейн
Издательство
Каяла
Серия книг
Современная литература. Поэзия, проза, публицистика
Язык
Русский
Год издания
2018
Количество страниц
248
Иллюстрации
Черно-белые
Формат
145х200 мм
Переплет
Мягкий
Бумага
Офсетная
ISBN
978-617-7390-65-6
Тип
Бумажная
Литература стран мира
Украинская литература
Литература по периодам
Современная литература